Так что же всё-таки случилось в Египте


Мне даже как-то и писать не хотелось поначалу ничего, так как если честно — первое время я просто ничего о происходящем не знал. То есть, по телевизору, может быть, могло показаться, что нас здесь держат в каком-то кошмаре и потому народ резко восстал. Однако по факту, я, как обычно, ходил на учёбу, как обычно покупал продукты и незадолго до событий мы ездили очередной раз гулять в Азхар-парке и окрестностях.

О каких-то там демонстрациях в первую очередь узнал от родных, которые стали спрашивать по скайпу как у нас дела. А дела у нас в порядке и было удивительно узнавать из России, что в Каире происходит якобы нечто масштабное. Потом начал замечать трансляции в овощной лавке (там есть телевизор и наши соседи-мисрийцы следили за событиями). Уже тогда появлялись первые жертвы в стычках с полицией и выглядело всё действительно опасно, однако это настолько далеко от нас, что бояться причин никаких не было.


Самый апогей событий пришёлся на день, когда объявили комендантский час с 16:00. Мы ещё спорили с 16 или всё-таки с 18, но на урок пошли. Пришли не все, поэтому решили перенести и отправились по домам. На встречу мне встречались люди с района с палками, дубинками, разными другими видами импровизированного оружия. Ну тут и жена позвонила с такой же информацией, что все выходят на улицы и вооружаются. Стало немного тревожно, выяснилось, что ждут мародёров. Полиции в городе почти не осталось, зато появились первые результаты этой «революции» — а это безбашенные мисрийцы, которые грузили в свои грузовички мотоциклы и всё, что плохо лежит (по рассказам). Да как назло ещё недалеко от нас есть район с особо дикими коптами, которые занимаются сбором мусора и отморожены по-своему — в случае чего готовы зарезать за 50 копеек. Их больше всего и опасались.

Поставили баррикады из грузовичков и мусорных контейнеров. Повалили старые деревья, организовав кордон, через который не проехать просто так. Мужчины взяли в руки то, что потяжелее и потравматичнее. Кто-то пилил арматуру, вооружая не только себя. Я скрутил турник, успокоил жену и пошёл на улицу. Там мы распределили время дежурств: часть ушла спать, часть осталась. Я спать не хотел и просто ходил от одного поста к другому. Разожгли костры, кто-то приготовил пару ящиков с «коктейлем молотова» (кидать в мародёров если что), было прохладно и не совсем понятно что мы будем делать, если у мародёров настоящее оружие. Один из мисрийцев мне по-доброму так сказал «мы рады, что вы с нами сегодня».

Потом была неспокойная ночь, несколько раз из мечети доносился призыв к очередной группе чтобы выходили на дежурство. Пару раз была ложная тревога. Этой ночью мы приняли решение всё-таки поехать на время домой. На следующий день я поехал в аэропорт и, отстояв там очередь порядка 6 часов, купил билеты на Москву. Мародёры так и не приходили и вообще наш райончик оказался наиболее спокойным (наверное потому что брать особо нечего).

На следующее утро уже ехали по спящему городу. Только на подъезде к аэропорту встретились военные и дальше пробка (проверяли машины).

Это наш район, следы ночного дежурства.

Он же — импровизированные «лежачие полицейские».

По ночам жгли покрышки, так как деревьев и так мало.

А это утренняя смена, ещё не разошлись по домам. Все с палками.

А вот и танки. От танков веет безопасностью.

Вылетали мы тоже с трудом. Утром в аэропорту просто не было сотрудников и никого в зал регистрации не пускали. Чуть позже начали объявлять по странам, но всё равно ждали очень долго. Кафе и магазины закрыты, только пройдя уже паспортный контроль смогли покушать и попить напоследок свежевыжатого сока. Вечером успешно вылетели, было жаль оставлять полюбившийся Каир с его мечетями и доброжелательными людьми.

Россия встретила нас злыми холодами и неприветливыми людьми уже в аэропорту. Не то, чтобы я слышал сразу грубость в свой адрес, но даже запах перегара воспринимался как-то болезненно и сигнализировал о том, что я уже совсем не в Африке. Единственное, что радовало — встреча с родными и близкими и то, как сын радовался, валяясь в сугробах. Но это не могло продолжаться долго. Каждый день мы смотрели новости, переживали за происходящее и, несмотря на то, что демонстрация продолжалась, — я купил-таки билеты. А ещё через пару дней Мубарак ушёл в отставку, бедолага, оставив за спиной 30 лет правления и миллионы неблагодарных граждан.

Ну вот мы прилетели обратно, без проблем и задержек и все спрашивают «как там?» Да нормально там, спокойно вполне. Но было спокойнее. Молодёжь подметает улицы, красит бордюры, деревья, балконы в цвет египетского флага, как бы показывая своё желание построить новое светлое будущее. Пока что продолжают кидать мусор прямо под ноги. Может быть пройдёт время и они увидят взаимосвязь своих действий и чистоты на улицах. Насчёт тахрира — не знаю, не ездил пока. Страха от военного режима не ощущаю, но говорят, что комендантский час оказывает своё влияние и ночью магазины и кафе закрыты.

Кто бы что ни говорил, но я согласен с нашим шейхом — нельзя назвать плюсом то, что у страны нет правителя и нет того порядка, который был. А дальше видно будет. Хорошо то, что мы снова здесь, что вокруг добродушные мусульмане, мечети и возможность жить, изучать и делать то, что считаем правильным.

ЖЖ К арабам